Живой мир

Бабочка махаон

Бабочка махаон

Мы свыклись с мыслью, что самые яркие и необычные животные обитают где-то в далеких краях. Но бабочка махаон (Papilio machaon) из отечественной фауны яркостью узора, утонченностью форм, пожалуй, не уступит многим «инородцам».

Ее видовое название, данное К. Линнеем, заимствовано из древнегреческой мифологии: Махаоном звали одного из двух сыновей фессалийского царя и врача Асклепия (Эскулапия, впоследствии бога врачевания). Это имя встречается у Овидия, Вергилия, древние авторы писали о «махаоновом ремесле», «махаоновом снадобье».

Описание внешности бабочки можно найти во множестве определителей: ярко-желтые с черным узором крылья в размахе 65—85 мм, на задних крыльях синие пятна, обрамленные черной каймой, и два оранжевых. Передние крылья слегка вытянуты вперед, задние зубчатые, с изящными «хвостиками». Большинство читателей, уверен, видели это насекомое, простое созерцание которого доставляет истинное наслаждение.

Не чуждые эмоциональных, эстетических оценок, энтомологи пытаются выяснить, для чего так изощрялась природа, создавая рисунок. Исследования, начатые в 1954 г., показали: окраска крыловых чешуек махаона и других представителей семейства парусников (Papilioni) обеспечивается неизвестной ранее группой пигментов, названных папилиохромами. Крылья бабочек важны для терморегуляции, их экранирование, например, снижает температуру туловища на 30 %. Основная роль в терморегуляции принадлежит основаниям крыльев,и не случайно, считают, они черны и покрыты густыми волосками: сидящий с раскрытыми крыльями махаон интенсивнее поглощает солнечное тепло и тратит меньше энергии.

Несет ли какую-либо функциональную нагрузку экзотический рисунок махаоновых крыльев? Трудно сказать. Во всяком случае, когда выращенным в неволе и, значит, никогда не видевшим махаона перепелам предлагали в качестве добычи гусениц и взрослых бабочек, птицы очень неохотно нападали на последних, даже проявляли признаки страха.

Махаон обитает почти по всей Европе и Азии, а также на Аляске. В России его можно встретить всюду, кроме районов Крайнего Севера, на Памире он поднимается на высоту до 4 тыс. м. Махаон образует на территории Голарктики более 50 внутривидовых форм, например, с красным пятном на передних крыльях, с укороченными «хвостиками» и т. д. Экология, географическое распространение, детальная морфология этих форм изучены крайне слабо. Так что с точки зрения таксономиста, комплекс Papilio machaon представляет непростую, но интересную задачу.

Понаблюдаем за порхающей бабочкой. Вот она присела на цветок, спираль хоботка развернулась и погрузилась в глубь венчика. Насытившись нектаром, махаон вспархивает и грациозно летит, как бы не торопясь скользит по воздуху.

Одни внутривидовые формы активные путешественники и без труда преодолевают, скажем, Ла-Манш. У британского махаона отмечена территориальность: самец имеет собственную территорию, в центре которой дерево или высокий куст, охраняемые от сородичей. Описан случай, когда махаон, патрулировавший свой 50-метровый участок вдоль тропинки с тростником и ивами на обочине, атаковал камышевок, вылетавших из придорожных зарослей. Атаки были столь яростны, что перепуганные птицы (размером с воробья!) немедленно прятались. Впрочем, камышевки, обнаружив гусениц махаона, не ограничиваются угрозами.

Список кормовых растений гусениц махаона включает несколько десятков видов. В основном это зонтичные (в том числе крайне ядовитая для человека цикута), а также рутовые, сложноцветные, изредка маревые, губоцветные, гармаловые. К. Виклунд сопоставил рацион махаона и конкретные места его обитания в Фенноскандии. Вырисовалась любопытная картина. Здесь в рационе гусениц свыше 20 видов растений, однако предпочтение отдается лишь трем: го-речнику болотному (Peucedanum palustre), дуднику лесному (Angelica silvestris) и дягилю лекарственному (A. archangelica). В биотопах, где обычен го-речник (болота, топи, влажные луга), махаон выбирает именно его, отвергая другие зонтичные; на морских побережьях развивается на подвиде дягиля — дягиле прибрежном; на речных берегах, в сырых местах, где в изобилии другой подвид — дягиль норвежский, гусеницы, как правило, лакомятся его листьями. Севернее 61-й параллели по берегам становится более обычным дудник. Легко догадаться, где искать гусениц махаон а в этих местах.

Таким образом, несмотря на богатство видового рациона, конкретные популяции махаона проявляют довольно узкую пищевую специализацию. В других регионах дело обстоит, скорее всего, так же. Например, в высокогорных полынных пустынях Восточного Памира махаон проходит цикл развития на полыни памирской (Artemisia pamirica). Такая жизненная стратегия характерна для обитателей более стабильных сообществ, здесь они лучше приспосабливаются к определенному типу пищи и полнее реализуют свой репродуктивный потенциал.

Однако, если бы все определялось столь жестко, махаон не смог бы осваивать новые районы обитания, где нет (или мало) привычных кормов. Огромный же ареал этого вида говорит об обратном. Оказывается, кроме «консерваторов», откладывающих яйца на испытанные кормовые растения, всегда имеются бабочки, склонные к риску. Даже при наличии предпочитаемого большинством растения-хозяина, они всегда откладывают яйца на несколько видов растений, среди которых могут быть и вовсе непригодные в пищу. Если за счет первой группы вид закрепляется в наиболее подходящих местах, то благодаря вторым занимает новые. Ну а выбор каждой конкретной самкой того или иного растения диктуется генами, комплексы которых, видимо, у самок и гусениц различны.

Опытный глаз без труда отличит беззаботно порхающего махаона-самца от самки, целенаправленно подыскивающей подходящее место, чтобы отложить яйца, по много большей частоте и амплитуде взмахов крыльев. Вероятно, вначале она ориентируется с помощью обоняния, а когда спускается к растению,— в основном за счет зрения. Самка не откладывает яйца в плотных зарослях, а выбирает отдельно стоящие растения, на них же — молодые сочные части. Сделав несколько кладок на один вид растения (как правило, доминирующий в биотопе), она, видимо, получает некий обобщенный поисковый образ и некогда не откладывает яйца на Другое растение.

За день самка может отложить больше 100 яиц, но обычно 30—40. Свежо - отложенные яйца бледно-желтые, по мере развития они темнеют, становясь коричневыми, а перед выходом гусениц — черными.

Вылупляются они обычно через 5—7 дней. Крохотные, черные, со светлой полосой по середине гусеницы напоминают капельку птичьего помета. Они нередко оказываются жертвами пауков. Гусеницы едят, растут, четырежды линяют. Уже после второй линьки они начинают заметно преображаться, а взрослые 4—6-сантиметровые гусеницы становятся красивыми под стать бабочке: тело ярко-зеленого цвета с бархатисто-черными поперечными поясками и круглыми оранжевыми пятнами на них. В жаркие и сухие периоды года они несколько светлеют.

Считается, что их броская внешность — предупреждение врагам о несъедобности. В опытах большие синицы, которым предлагали гусениц махаона и желто-коричневые мучных червей, поначалу гораздо чаще (в 73 % случаев) нападали на гусениц, но затем избегали их, видимо, из-за неприятного вкуса.

Если от насекомоядных птиц такая защита и эффективна, то от муравьев спасти не может: у них и зрение иное, и ведущие органы чувств — обоняние, осязание. Поэтому в арсенале гусениц есть и химическое оружие. Стоит гусеницу потревожить, как позади головы выпячиваются два ярко-красных рожка. Эта железа (осметерий) выделяет секрет, в составе которого резко пахнущие изо масляная и 2-метил-масляная кислоты. Для чего они образуются — точно не известно. Не исключено, что железа помогает обезвредить какие-то токсины пищи или метаболиты. Но во всяком случае против муравьев эта защита вполне эффективна'. Впрочем, тело гусениц может служить местом обитания и пищей личинкам наездника (ихневмонида) Trogus lapidator, мух из семейства тахин — Buquetia fusca, Peletieria nigricornis.

Срок жизни гусениц зависит от температуры и, видимо, иных факторов. Через 30—60 дней, на исходе личиночной жизни гусеница перестает есть и на 5—8 час. замирает. Когда комочек не переваренных остатков последней порции пищи покинет организм, она отправляется искать место для окукливания — на вскормившем ли гусеницу растении или на стебельке другого в нескольких сантиметрах над землей, или среди растительных остатков. Интересно, что окукливание происходит во второй половине дня — в 19—20 час., и никогда раньше 14.

Не единожды ученым приходилось наблюдать за поведением окукливающейся гусеницы, и всякий раз с неослабным интересом.

Гусеницы махаона не плетут плотный кокон, который мог бы защитить куколку от невзгод. Найдя подходящее место, гусеница перво-наперво строит шелковистую подстилку с помощью прядильного «аппарата», расположенного в передней части головы, снизу. Двигая головой и передней частью тела вправо и влево и описывая неправильную кривую, она укладывает тончайшие нити шелка на субстрат беспорядочной сетью. Покрыв ею небольшой участок, она продвигается вперед, разворачивается, и операция повторяется. В конце концов ложе будущей куколки покрывается шелковой подстилкой, равной по длине телу гусеницы. Хотя она строит ее, как правило, без передышек, этот этап занимает львиную долю всего процесса окукливания— 2—3 час. По-видимому, в подстилке она может надежно зацепиться крохотными коготками брюшных ног во время последующих манипуляций. А они, надо сказать, не так просты.

Следующий этап — постройка опоры для брюшка. Гусеница двигает головой назад, вправо, влево, вытягивая короткие шелковые петли и каждую новую отодвигая передними грудными ногами немного назад. В итоге через 20—30 мин. образуется плотный комочек пряжи, состоящий из многих петель и прикрепленный к ложу. Гусеница разворачивается, сокращениями продольных мышц двигает кончик брюшка взад-вперед, пока его маленькие крючочки накрепко не зафиксируются на сплетенной опоре.

Особенность куколки махаона (и других парусников) в том, что она прикрепляется к субстрату под углом. Быть может, так она кажется менее заметной у основания стеблей, среди остатков сломанных черешков. Однако чтобы удержаться в таком положении, одной точки опоры (кончик брюшка) мало. И гусеница приступает к плетению пояска: прикрепляет нить одним концом к ложу (на расстоянии примерно трети от головы), а затем симметрично с другой стороны тела. Получается охватывающая туловище дуга примерно из 25 нитей, концы которых склеиваются. Вокруг гусеницы, между вторым и третьим члениками брюшка образуется узкий много нитчатый поясок, сплетенный немногим более чем за полчаса. Гусеница замирает.

Проходят почти сутки. Тело ее начинает сжиматься и растягиваться. Наконец покровы позади головы лопаются, соскальзывают, и появляется куколка.

Происходящие внутри куколки процессы таковы, что ей нужны твердые, мало эластичные покровы. Это делает куколку почти полностью неподвижной (редкие подергивания брюшком не в счет) и потому очень уязвимой. На куколок нападают птицы (скворцы, синицы, чайки, каменки, врановые и др.), изредка мелкие грызуны, землеройки. Правда, куколка, как и гусеница, сохраняет неприятный вкус, но фактически любое ее повреждение, в отличие от гусеницы, ведет к гибели. Так что едва ли яркая предупреждающая окраска спасала бы ее, как гусеницу. Природа нашла здесь иной выход.

Покровы махаоновых куколок могут быть окрашены в разные тона, чаще всего в желто-зеленые и серовато-коричневые (весь спектр — от почти белого до совершенно черного). Какие факторы определяют окраску куколки? Этот вопрос интригует специалистов с середины прошлого века, окончательно он не решен и поныне. Видимо, для каждой конкретной особи это определяется ее генотипом. Кроме того, опыты показали, что по крайней мере желто-зеленые куколки получаются в результате освещения гусениц перед окукливанием желтым, зеленым, оранжевым светом. Следовательно, среди растительной зелени образуются обычно желто-зеленые куколки. Это имеет защитный эффект хотя бы для летних, не зимующих куколок (зеленый фон зимой — осенью желтеет, буреет). Вероятно, на темном фоне более защищены от нападений куколки серо-коричневых тонов.

Естественно, окраска не дает куколкам гарантий абсолютного выживания. Помимо хищников есть ведь еще жестокие морозы, паразиты. Поэтому и неудивительно, когда из найденной в природе куколки выберется не ожидаемый красавец-махаон, а посверкивающий слюдяными крылышками длинный и стройный наездник Pimpla aethiops или вылетит целая стайка (иногда несколько сот) крошечных, чуть более миллиметра длиной крылатых паразитов Pteromalus puparum.

Сигналом для подготовки к зиме, видимо, служит укорочение светового дня примерно до 16 час. (в Средней Европе). Тогда развивающиеся гусеницы превращаются в зимующих куколок. Длительность этой последней стадии очень различна: от 6 (без зимовки) до чуть ли не 200 дней. В средней полосе Европейской части России махаон дает в году обычно два поколения, т. е. бабочки появляются в мае — июне и июле — августе, а в окрестностях Баку 4 поколения — нормальное явление. В Скандинавии успевает обычно развиться лишь одно поколение.

Интересный факт описан азербайджанским энтомологом Р. М. Э. Эффенди. Из собранных им в конце апреля 100 куколок махаона бабочки выходили порциями — в начале мая, в июле, во второй половине августа,- наиболее «упрямые» зазимовали вторично и дали бабочек лишь в апреле следующего года. Наверное, такие супер паузы в развитии — адаптация к нестабильному климату Апшерона с его неожиданными похолоданиями. Обычно же осенние холода губят и бабочек, и не успевших завершить развитие гусениц.

Еще в 30-х годах нашего столетия махаона считали вредителем и боролись с ним. Сейчас трудно сказать, насколько ощутим был ущерб, наносимый им культивируемым зонтичным (моркови, фенхелю, петрушке и др.). Во всяком случае в последние годы махаона в наших краях явно поубавилось. Несмотря на огромный ареал и высокую — местами — численность, виду угрожает опасность. Распашка земель, выпас, покос, применение ядохимикатов, рекреационный пресс — все это для махаона и многих других насекомых настоящие экологические катастрофы.

Несомненно, махаон заслуживает всяческого внимания и охраны как вид, украшающий природу. Кроме того, не исключено, что какие-то еще не открытые и не изученные его свойства смогут найти практическое применение. Быть может, вещества, отпугивающие муравьев от гусениц, что-то подскажут в борьбе с вредителями? Мы не можем предвидеть все потери, которые понесет человек от уничтожения хоть одного вида сегодня.

И вот махаон внесен во 2-е издание «Красной книги», в Красные книги Белоруссии, Киргизии, Карелии. Он взят под охрану в Германии, Польше, Чехословакии, Швейцарии и других странах Европы. Основное направление охраны махаона (как и насекомых вообще) — сохранение местообитание.

Делаются попытки искусственно разводить редких, исчезающих бабочек, чтобы затем выпускать их в природу. Работы К. Кларка (Великобритания) открывают возможность получать в лаборатории большое количество взрослых бабочек в течение 1—2 сезонов. Английские специалисты попытались осуществить ре интродукцию махаона, из-за осушения земель в 1950 г. исчезнувшего в одной из болотистых местностей Кембриджшира. Сюда перенесли яйца, отложенные бабочками в лаборатории, высадив предварительно около 2 тыс. кустиков кормового растения — го-речника. Увы, восстановить популяцию не удалось. Видимо, знаний в экологии махаона не хватает.

Источник - abc-24.info