Живой мир

Бурый медведь продолжение

Бурый медведь продолжение

Медведям присуща хорошо выраженная маркировочная деятельность. Следы мечения наиболее часто встречаются у троп, проложенных по краю коренных приречных террас, реже на лесных просеках и по гривам у верховых болот. Преобладают разнообразные метки на деревьях в виде потертостей коры, продольных и поперечных задиров коры когтями, закусов древесины. На маркировочных деревьях отмечали как одну из этих меток, так и весь их комплекс. Судя по возрасту и высоте расположения меток, отдельные деревья используются длительное время и разными особями. Метки найдены только на хвойных деревьях. Предпочитаются ель (36 %), сосна (29 %) и пихта (21 %), реже маркируются кедр и лиственница (по 7 %). Диаметр стволов помеченных деревьев от 8 до 42 см. Зона мечения располагается на высоте от 1.2 до 2.7 м.

Возле постоянных (медвежьих) деревьев иногда встречаются следовые метки длиной 4—11 м, аналогичные описанным в Центральном Лесном заповеднике (Пажетнов, 1979).

Известно также несколько случаев маркировочного поведения медведей у добычи. Хищник наносил глубокие царапины на стволы деревьев, растущих рядом с заваленным ветками и мхом трупом задавленного лося. Однажды наблюдали как медведь, добывший лося, вымазал кору толстой сосны содержимым желудка жертвы.

Поведение. Бурого медведя на европейском Северо-Востоке России можно назвать относительно миролюбивым хищником. Проблемы чело-век—медведь здесь не существует. Если зверь не испытывает давления со стороны человека, то следы его деятельности можно встретить на расстоянии 1 км от города, на дачных участках, тем более в зеленых зонах городов и крупных поселков. Медведь, заметивший человека первым, уходит тихо, как бы не спеша. Весной и начале лета пока не развился лесной травостой, человек, идущий по тайге охотничьим шагом при встречном ветре, нередко первым замечает медведя и имеет возможность понаблюдать за ним. Особенно часты бывают встречи на старых лесовозных дорогах. К свежему следу человека медведь относится дифференцировано. Случается увидеть свежий встречный след зверя на грязной лесной дороге. На обратном пути обнаруживается, что зверь, заметив человека, свернул с дороги, переждал, тут же спокойно вышел на дорогу и продолжил свой маршрут, спокойно двигаясь по свежему следу человека. Иная реакция на след человека, если зверь его заранее не заметил. В этом случае он убегает. Паническим бегством сопровождается встреча с человеком, если заметил его последним. Интересна в поведении медведя и такая особенность: приближаясь по лесной дороге к овсяному полю он спокойно идет следом пастуха только что прогнавшего стадо. Но на овсах, наткнувшись на человеческий след, быстро разворачивается и уходит.

Наибольшее количество наблюдений за поведением медведя проводит-ся при посещении им посевов овса (Пажетнова, Пажетнов, 1987). Овес, пожалуй, самая древняя зерновая культура на европейском Северо-Востоке. Овсом засевали распаханные лесные поляны, поля с неровно оконтуренным периметром, неудобья. Вообще на Севере под овес, как самую неприхотливую зерновую культуру, обычно отводят самые отдаленные и глухие участки пашни, что благоприятствует посещению их дикими животными. Медведь издавна приспособился кормиться овсом при осенней нажировке, предпочитая его всем остальным кормам. Овес в питании медведя играет особую роль: там, где есть возможность беспрепятственно посещать овсяные поля, шатунов не бывает.

В центральной нечерноземной зоне России в урожайные на плоды рябины годы число выходов медведей на овсяные поля резко падает (Пажетнова, Пажетнов, 1987). На Севере посещаемость овсов медведями не снижается и при хорошем урожае рябины. В южной тайге выходы на овес обычно начинаются со второй декады августа и продолжаются до уборки. К полям звери подходят не только с прилегающих лесных массивов, но и издали — за 6 и более км. Некоторые из них проделывают эти маршруты регулярно через 2—3 сут; другие остаются близ овса на весь период, пока он не убран.

При ночных переходах медведи охотно пользуются лесными дорогами. Это позволяет не только определить возрастной состав «овсяников», но и установить их относительную численность в данной местности. На овес медведи обычно выходят вечером, когда солнце скрывается за опушку леса и прямые солнечные лучи не попадают на край поля. Во второй половине августа это около 19 ч. Молодые могут выйти на полчаса раньше, взрослые на полчаса позже, а то и с наступлением сумерек. Молодые звери торопятся насытиться до появления крупного самца или медведицы с медвежатами. В данном случае существует строгая «субординация». Молодой медведь, дождавшись вечернего затишья, обычно торопится. Выйдя к полю и обойдя интересующий его угол или край поля, выходит на опушку. Под крайними деревьями лежит около 15 мин, отдыхает, насколько ему позволяют комары. В ясный вечер от солнца зверь закрывается лапой. Как только на поле ляжет тень, он идет на кормежку, во время которой часто прислушивается, как правило, определяет приближение старших по рангу и вовремя уходит. Может повторить выход в предутреннее время. Взрослые звери предварительно обходят всю заднюю часть поля. Лежат близ опушки около получаса и только тогда выходят, убедившись, что все спокойно. Если зверь что-то заподозрил, уходит с лежки тихо, незаметно. Медведица с детьми, прежде чем выйти на овес, обходит опушку. При отсутствии опасности она издает звук, похожий на чуффыкание тетерева. На этот сигнал прибегает потомство и вся семья шумно «вываливается» на овсяное поле. Некоторые старые медведи знают, откуда может грозить опасность, выходят на поле в темноте перпендикулярно опушке и идут кормиться овсом далеко от нее, т. е. вне выстрела охотника. Привязанность медведя к овсу довольно жесткая. Бывает, легкораненый зверь на одном поле, буквально через пару суток появляется на другом, расположенном на расстоянии 3—4 км от места ранения.

Источник - abc-24.info