Живой мир

Бурый медведь

Бурый медведь

Выходя на овес, медведь боится человека и опасается более сильного соплеменника. С кабаном конкуренции нет. Кабаны начинают кормиться на овсах раньше медведей, но как только хищники посещают поле, кабаны больше на них не появляются. При появлении на поле глухаря, зайца или барсука, медведь только встанет на задние лапы, определит источник шума и больше на него не реагирует. Прилетевший на овес тетерев вообще не отвлекает медведя. Если в глухой тайге около привады, заметив присутствие человека, зверь может звучно топнуть лапами и рыкнуть, то у поля он ведет себя намного корректнее. Единственное, что он может позволить себе для разведки — хрустнуть, сломав сухой сучок.

Раньше, когда в колхозах и совхозах содержали много лошадей, которые паслись безнадзорно и частенько кормились ночью на посевах овса, эти животные регулярно подвергались нападению медведей. В настоящее время этой проблемы нет.

Берложный период в жизни бурого медведя. В сибирской тайге время залегания в берлогу находится в прямой зависимости от количества накопленных питательных веществ, необходимых для зимовки (Завацкий, 1987). Сибирские медведи зависимы от обилия их основного корма — кедрового ореха и при его неурожае звери оказываются в трудном положении. В лесах европейского Севера нажировочных кормов хватает и фактором, определяющим длительность пассивного периода, является климатическая обстановка. Протяженность региона с северо-вос-тока на юго-запад — 1275 км. Естественно, в крайних точках климатическая обстановка не одинаковая. Сроки залегания в берлогу и выхода из нее в основном определяются сроками образования и схода снежного покрова (табл. 32).

Различается и продолжительность вегетационного периода (со среднесуточной температурой выше 5° С), в подзоне южной тайги 150 дней и более, на Севере сокращается до 100, а в горной части Урала до 60—70 дней.

В высоких широтах нередки ранние снегопады. В таких случаях медведи еще могут вести активный образ жизни. Нередко бродят за стадами домашних оленей.

На западном склоне Приполярного Урала снежный период длится с октября по июнь. К середине октября устанавливается снеговой покров в 40 см. К этому времени заканчивается активный период медведей.

Выход из берлоги начинается во второй неделе мая, когда еще снег лежит метровым слоем. Период выхода медведей длится около трех недель. Первыми появляются взрослые самцы. Первый след крупного самца зарегистрирован 8 мая, второго — 13, третьего — 16 мая. Медведицы с медвежатами покидают берлогу в последней декаде мая. Следовательно, продолжительность пассивного периода медведя составляет здесь около 200 дней.

По 11-летним наблюдениям в Печоро-Илычском заповеднике (1980— 1990 гг.), средняя многолетняя дата регистрации первых следов медведей, покинувших берлогу, приходится на 8 апреля. Ежегодные даты значительно варьируют. Наиболее ранний выход отмечен 6 марта 1990 г., самый поздний — 24 апреля в 1980 и 1989 гг. Сроки появления первых следов обычно совпадают со временем образования снежного наста. Осенью сред-няя многолетняя дата регистрации последнего следа приходится на 29 октября, крайние сроки отмечены 11 октября 1990 г. и 23 ноября 1983 г.

Продолжительность берложного периода по годам колебалась от 138 до 185 дней, в среднем составила 161 ±5 дней. Современные данные близки ранее опубликованным материалам Теплова (1960) для 30—40-х годов, согласно которым верхнепечорские медведи проводят в берлоге в среднем 166 дней (31 октября—13 апреля). Такая же продолжительность берложного периода и на остальной территории региона. В тайге осенью медведи стараются уйти на зимовку накануне снегопада, чтобы не оставлять следов на снегу, поэтому найти берлогу бывает чрезвычайно сложно.

Тип берлог также зависит от климатических условий. В высоких широтах, близ Полярного круга медведи устраивают только грунтовые берлоги, что вполне естественно. В верхней части бассейна р. Большая Роговая (приток р. Усы) берлоги представляют из себя 2-метровую нору, вырытую в склоне ручья или бугра с наличием древесной растительности на склоне южной или юго-восточной экспозиции. Подстилки в камере немного, состоит в основном из осоки, растущей перед челом. Вероятно, эти берлоги используются один раз, так как дернина в лесотундре развита слабо и в течение лета она проваливается. В Приуралье зимние убежища медведей представляют собой глубокие земляные норы (Теплов, 1960), что также является приспособлением к суровой зиме. В 80-е годы в заповеднике и его окрестностях найдено 7 берлог. Все они были грунтовыми. Известен случай повторного заселения берлоги после добычи в ней медведя. В средней подзоне тайги грунтовых берлог мало. Чаще всего они устраиваются под комлевой частью поваленных ветром деревьев, окруженных густым еловым подростом. Иногда медведи устраиваются на зимовку в больших муравейниках, расположенных в первичном ельнике. Находят берлоги в мелких островах леса, расположенных среди моховых болот. Представляют они из себя гнездо, сделанное из мха. Охотникам случалось добыть медведя, застрелив его через моховую стенку берлоги.

В южной подзоне тайги нами были найдены две берлоги, устроенные под густыми елями, которые представляли из себя углубления в подстилке, состоящей из опада и мелких сухих веток. Одна берлога была обнаружена под буртом старых еловых бревен, оставленных лесозаготовителями, под-стилки почти не было. Достоверных сведений о зимовке медведей в стогах сена нет.

Хозяйственное значение. В начале XX в., когда по берегам таежных рек было разбросано множество деревень и хуторов (местное название — починок), для выпаса скота использовались лесные территории. За 1901— 1902 гг. в Верхне-Вычегодском крае от хищников погибло 120 животных крупного и 183 мелкого скота. Поскольку волков тогда гам не было, в гибели сельхозживотных повинен был медведь. В 1943 г. только в одном колхозе Койгородского р-на Коми АССР было задавлено медведями 6 лошадей и 2 коровы (Остроумов и др., 1953). В районе Печоро-Илычского заповедника с 1941 по 1956 г. зарегистрировано 22 результативных нападения на лошадей, 30 — на крупный рогатый скот и 33 — на овец. С 1956 г. на этой же территории не зарегистрировано ни одного нападения на домашних животных (Кожухов, 1972). Такая же ситуация наблюдается и на остальной территории региона.

За период с 1921 по 1949 г. в Коми АССР наибольшее количество шкур бурого медведя было заготовлено в 1923—1924 гг. (500 шт.) (Остроумов, 1972). В 1950 г., когда за убитого медведя стали выдавать премию, было заготовлено 393 шкуры. Серьезных причин для снижения численности вида на данной территории не было. В настоящее время для Республики Коми устанавливается лимит на ежегодный отстрел медведей в количестве 150—200 особей. Выдается не более 100 лицензий, официально осваиваются не более 50 лицензий (1993 г. — 44; 1994 г. — 30 шт.).

Существует явный недопромысел, несмотря на то что вслед за сибирскими охотниками, охотники европейского Севера научились ценить продукцию, получаемую от добычи медведя, и этот зверь — желанный трофей для промысловика и любителя.

Поскольку зерновое хозяйство в республике не развито, на овсах охота практикуется только в южных районах и Чернамском гос. лесоохотничьем хозяйстве. Медведи отстреливаются в основном на привадах, редко — в берложный период. Запасы бурого медведя в таежной зоне дают основание считать его перспективным видом для промысловой и спортивной охоты, что станет стимулом для развития охотничьего туризма.

Источник - abc-24.info